Unable to load Mainlink code. Directory is not writeable!

КРИЗИС И ТЕХНОЛОГИИ

01232Как показал опыт экономических кризисов XX века, в такие периоды возрастает спрос на развлечения. Так, Голливуд своим экономическим успехом, как считается, обязан Великой депрессии (и кстати говоря, кассовые сборы в США возрастали на протяжении пяти из семи экономических кризисов, включая нефтяной кризис 70-х и крах высокотехнологичных компаний в начале 2000-х). Даже когда дела совсем плохи, люди находили деньги на дешевый билет в кино, чтобы отвлечься от окружающих проблем, причем чем более далек сюжет от реальности, тем лучше – во времена Великой депрессии американцы с удовольствием ходили в кино, например, на комедии и фильмы про монстров. Сегодня Голливуд рассчитывает на ту же схему. Так, президент Ассоциации игровых фильмов США Дэн Гликман комментировал в интервью газете The Time: «Когда вся экономика страдает, мы, наоборот, в плюсе. Кино оказывает терапевтическое влияние и стоит гораздо дешевле, нежели услуги психиатра». Действительно, в трудные времена людям нужно кино. Например, в Великобритании во время экономического спада 1990-х активно росли продажи видеомагнитофонов. Однако сегодня в области «отвлекающих развлечений» у кино появился серьезный конкурент – это Интернет и индустрия компьютерных игр. То, что во время кризисов люди больше играют в компьютерные игры, также подтверждено опытом. В частности южнокорейская индустрия видеоигр превратилась в высокодоходную сферу и превратила страну в одного из лидеров азиатской игровой индустрии именно во время азиатского финансового кризиса в конце 90-х.

Но если в Голливуде сейчас уже вынуждены признать, что нынешний кризис все же сказывается на кинопроизводстве скорее негативно – постоянно слышно о сокращении бюджетов на съемки новых фильмов, то производители компьютерных игр настроены оптимистично, если не сказать больше. Они убеждены, что нынешний кризис сделает для них то, чего не дали бы годы хорошего маркетинга. «Во время экономических спадов люди ищут таких развлечений, где они смогут получить максимум за каждый потраченный доллар. Онлайн-игры предлагают виртуальные миры с полным эффектом “погружения”, куда люди могут сбежать от повседневных неприятностей», – цитирует Reuters Лана Хоанга, CEO компании Aeria Games & Entertainment, которая занимается продвижением азиатских компьютерных игр на рынках Европы и США. К тому же, во время кризиса растет число людей, потерявших работу. При этом какие-то средства к существованию (сбережения, пособие), по крайней мере в развитых странах, у безработного есть, и фактически это человек у которого есть свободное время. Представители игровой индустрии убеждены, что в ожидании вакансии и между походами на собеседования люди будут «сбегать» от действительности именно в виртуальное пространство. Хотя бы потому, что это дешево, в отличие от похода в кино, в гости, на концерт. Reuters пишет, что в интернет-клубах Сеула уже сейчас вечерами куда-больше посетителей, чем раньше. «Думаю, людям просто некуда больше пойти», – говорит один из владельцев такого клуба.

И это не только субъективные наблюдения – согласно данным южнокорейского Министерства Культуры, Туризма и Спорта, за первый квартал 2009 года на рынок вышло более 350 новых игр, что оказалось самым высоким квартальным показателем за последние три года.

Может быть ситуация такова только в Юго-Восточной Азии? Нет, аналогичны и наблюдения американских экспертов. Так, Джереми Льюис, CEO компании Big Fish Games в Сиэтле, убежден, что кризис только улучшит показатели игровой индустрии, и его компания уже планирует на 10% увеличить штат своих сотрудников. «Наши покупатели, к сожалению, сейчас теряют работу и пытаются найти новую. Наши игры становятся для них способом развлечься, расслабиться и “отсрочить” очередную порцию реальных проблем», – говорит он. На сайте компании люди обсуждают игровые техники, способы прохождения игровых заданий. Во что играть – не так уж и важно. Кого-то от потерянной зарплаты отвлекают погони с пушкой за инопланетными монстрами, а кто-то, чтобы перестать думать о полном проблем завтрашнем дне, сосредоточенно решает интеллектуальные компьютерные головоломки.

 

ОТВЛЕКАЮЩИЙ МАНЕВР

С одной стороны, все эти факты можно рассматривать с чисто экономической точки зрения – так же как летом увеличивается спрос на мороженое, так и во время экономических трудностей люди потребляют товары и услуги, помогающие им психологически справиться с ситуацией. Соответственно, бизнес реагирует на эти потребности, стараясь на них заработать. С другой – чисто экономических явлений не бывает, они в любом случае связаны с социокультурными процессами. Уже сегодня можно предположить, что уход в виртуальную и игровую реальность в случае наступления всемирной «Великой депрессии-2», скорее всего, составит серьезнейшую конкуренцию «традиционным» вариантам эскапизма – будь то алкоголь, радикальная религиозность, попытки уйти в различного рода оккультно-мистические практики или экстремальные развлечения.

Многие отказываются считать виртуальные и игровые «модусы» существования современного человека эскапистскими – мол, сегодня тратит человек свое свободное время на это, а вчера вместо этого в домино играл с соседями. И чем модернизированный отдых хуже? Вроде бы ничем. Но здесь можно вспомнить известную концепцию подлинного и неподлинного бытия, сформулированную Эрихом Фроммом. Признаки подлинности – открытость миру, желание быть собой и не избегать сложностей жизни, не прятаться от ответственности. Последний пункт является ключевым. Анонимная развлекательная активность геймеров и интернет-пользователей – это чаще всего пресловутое «Чтобы у меня все было и мне ничего за это не было». В реальности ты вежливый клерк, которому со дня на день грозит сокращение зарплаты, а то и вовсе увольнение, зато вечером управляешь фантастическими мирами и участвуешь в судьбоносных битвах, и не стесняясь в выражениях объясняешь очередным «софорумчанам», кто здесь самый умный. А главное, там – никакого кризиса.

Здесь появляется второй аспект проблемы – а надо ли требовать от людей, чтобы пытались думать и действовать в ситуации, когда растерялись даже правительства ведущих стран и лучшие эксперты? Да и что именно они должны делать? Может быть надо, наоборот, радоваться, что существует теперь альтернативная реальность, где они могут укрыться – «Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой!». Строки Пьера Беранже вообще начинают казаться угрожающе пророческими, если вспомнить первую часть четверостишия – «Господа! Если к правде святой Мир дороги найти не умеет». В поединке «золотой сон» vs. «дорога к правде» победа последней в современном мире далеко не очевидна. Особенно с учетом того, что это всем выгодно – кто осудит уставшего от трудностей обычного человека и бросит в него камень, при том что обладающие куда большей властью и авторитетом – и те толком ничего не понимают. Ведь писал же создатель одного из самых выдающихся «ненастоящих» миров Дж.Р.Р. Толкиен: «Почему это вдруг достоин презрения человек, который, оказавшись в тюрьме, пытается из нее выбраться и пойти домой, а если ему это не удается, говорит и думает не о надзирателях и тюремных решетках, а о других вещах». Кстати, надзирателям как раз очень удобны заключенные, которые думают не о них и не о решетках, а утешаются в виртуальных мирах.

ПО ДОМАМ

Если осенью о кризисе говорили в основном в экономических терминах, то сейчас уже все чаще даже авторитетные экономические издания, кто вскользь, а кто и детально, начали писать о том, что еще совсем недавно волновало лишь конспирологически настроенных гуманитариев – о том, что кризис для многих (как для бизнеса вообще, так и для населения в целом) в первую очередь будет мировоззренческим, ломающим привычные взгляды на жизнь. Но подобное переосмысление крайне энергозатратно – в том смысле, что заставляет анализировать, думать, отказываться от привычных установок. Все это трудная работа. Вместо которой проще зарыть голову в песок. Атомизированным индивидам, занятым бытовым выживанием и щедро снабжаемым развлекательной жвачкой, не будет никакого дела до высоких материй и причин кризиса. Что позволяет избегать общественной дискуссии – тех самых размышлений «о решетках и тюремщиках», и делать вид, что трудности временные и носят непринципиальный характер. Властям любого из попавших в кризис государств постановка вопроса «ребром» со стороны граждан сегодня не выгодна и даже опасна. Потому что в воздухе резонно начинает витать вопрос «Кто виноват?». Но хуже всего даже не это – тут хоть какие-то ответы, может быть, и найдутся – а то, что на сопутствующий вопрос «Что делать?» ответов нет вообще.

И поэтому можно предположить, что доступность недорогих компьютерных и медийных развлечений становится в условиях кризиса инструментом для «отвода» пессимистических или протестных настроений в обществе. Все эти развлечения услужливо доставят прямо на дом – это американцам времен Великой депрессии надо было идти куда-то в кинотеатр, чтобы попасть в красивый мир кино. Нам уже достаточно не выходя из дома скачать новый фильм или любимый сериал из Сети, запустить любимого персонажа игры на очередной уровень или отправиться читать чужие заметки обо всем и ни о чем.

Компании из области высоких технологий, рекламы и PR уже пытаются понять, чем кризис может сыграть им в этом смысле на руку. Так, Совет по развитию торговли Гонконга прогнозирует, что хорошим бизнесом в условиях спроса на «эскапистские миры» могут стать услуги экономики киберпространства, обслуживающей виртуальные сообщества, – например, продажа фирменной виртуальной одежды для игровых аватаров или музыкального сопровождения для игр. Даже угроза пандемии свиного гриппа тут только поможет – люди тем более лишний раз не отправятся в путешествие, не пойдут в театр или на концерт, а в больших городах – просто постараются не выходить на улицу и будут больше оставаться дома. А значит, возрастет роль технологий связи и удаленного доступа.

Которые, помимо прочего, серьезно изменят и без того пошатнувшуюся концепцию «прайваси» – личного пространства.

ЧАСТНАЯ ХРОНИКА НА ВСЕОБЩЕЕ ОБОЗРЕНИЕ

0213Подобно тому, как Макдональдс в связи с кризисом ожидает только притока посетителей, владельцы социальных сетей отмечают только увеличения числа участников и рост времени, которое они там проводят. По данным Nielsen Online, с 2003 года число пользователей социальных сетей возросло на 87%, при этом на 883% увеличилось время, которое они проводят на таких интернет-ресурсах. Данный показатель только в 2008 году прибавил 73%. Среди жителей Великобритании также наблюдается огромный интерес к социальным сетям. По словам Алекса Бурмейстера (Alex Burmaster), руководителя службы по связям с общественностью по Европе, Ближнему Востоку и Азии компании Nielsen Online, основное внимание пользователей отдано горстке веб-сайтов, двум из которых – Facebook и MSN/Windows Live – британцы уделяют почти пятую часть времени, проведенного в Интернете (или 11 из 48 миллиардов минут онлайна). Еще одно интересное явление – с 2003 года на 2000% (то есть в 30 раз!) возросло время, которое тратится на посещение видеохостингов. Только за 2008 год количество посетителей видео-сайтов увеличилось на 10%, а число просмотров – на 41%. Средний пользователь стал проводить больше времени на таких сайтах (на 71%), а также на 27% увеличился объем просматриваемого видео.

Какой контент содержат все эти ресурсы? Большая часть – это, по сути, оцифрованная хроника жизни миллионов людей. Они пишут о своей повседневной жизни и работе, публикуют семейные фото и видеоролики снятые любительской камерой на отдыхе. При этом они как делают достоянием общественности случайные эпизоды, свидетелями которых они стали с фотоаппаратом или мобильным телефоном с камерой, так и сознательно формируют свои цифровые образы. Так ли это безопасно, как может показаться на первый взгляд? С одной стороны, если вы не делаете ничего противозаконного, с какой стати бояться чужих, пусть и виртуальных, взглядов? Однако здесь возникают ситуации, которых раньше быть не могло.

НОВАЯ ФОРМА СЛЕЖКИ

Частная жизнь человека всегда была достаточно четко отграничена от работы и общественной деятельности. Да и сейчас папарацци приходится порой приложить немало усилий, чтобы сделать фото непубличных политиков или бизнесменов и их семей в домашней обстановке – потому что те стараются защитить свое частное пространство. Рядовые же граждане, напротив, максимально границы этого пространства открывают, причем всем желающим. Недавно в Швейцарии случилось происшествие, иллюстрирующее, к чему это может привести. Сотрудница страховой компании, сославшись на плохое самочувствие и то, что не может работать за компьютером, взяла больничный. А когда вернулась на работу, то с удивлением услышала, что уволена и у нее есть 5 минут, чтобы собрать вещи и покинуть офис, – руководство видело, что в день «болезни» она была он-лайн в сети Facebook. Женщина уверяла, что просто зашла в сеть с мобильного телефона, однако это не помогло. Выяснилось, что среди ее виртуальных друзей был кто-то, в реальности работающий в той же компании и отслеживающий ее виртуальную жизнь. Руководство компании уверяет, что вовсе ни за кем не следит в Интернете, а просто один из работающих в фирме случайно наткнулся на страничку женщины и узнал о ее интернет-активности в тот день. И что тот сотрудник, который чувствует в себе достаточно сил, чтобы пользоваться Facebook, должен быть достаточно здоровым, чтобы работать.

ПОД ПРИЦЕЛОМ ЦИФРОВЫХ КАМЕР

Интересно, что одним из признаков тоталитарности советской системы традиционно называют вмешательство «партийных ячеек» не только в трудовую, но и личную и семейную жизнь граждан, если об их частной жизни становилось известно что-то подозрительное. Сейчас специалисты по управлению персоналом совершенно не скрывают, что, например, при найме на работу (а логично предположить, что и после приема) нового сотрудника, они регулярно читают его блоги и личные страницы в социальных сетях. Еще в 2007 году в США незадолго до выпуска из пенсильванского университета учительницу лишили диплома за фотографию, опубликованную в ее блоге с подписью «пьяный пират», где она была в карнавальном костюме и с пластиковым стаканом в руках. Причем фото было двухлетней давности! Никаким парткомам и спецслужбам раньше и не снилось подобное счастье – население, кропотливо ведущее подробное досье на самих себя, с фотографиями и видеозаписями, с подробным указанием друзей, родственников и просто знакомых.

Впрочем, иногда тревожные мысли у «оцифровываемых» возникают. Так, весной столкнулась с протестами англичан компания Google, новый сервис которой Google Street View предполагает, что в Интернете на картах компании должны появиться не только отдельные фото достопримечательностей или спутниковые виды местности, а панорамные фото городских улиц. Когда автомобиль с камерой для таких съемок появился в городке Broughton, его жители потребовали прекратить съемку и покинуть территорию городка. Местный житель Пол Джейкобс сказал, что воровства и так хватает, а размещение детальных фото домов в Интернете – это приглашение для преступников. Представители Google пообещали «затереть» все лица и номера машин, попавших на фото. Закон пока не может защитить недовольных – формально фотографировать человека на улице не запрещено, прохожие часто оказываются на фотографиях достопримечательностей, случайно попадают в кадры ТВ-новостей. Однако организация Privacy International полагает, что слишком спокойная реакция властей и юристов на такие факты помогает превратить Британию в «общество тотальной слежки». Эту тему уже поднимали еще в 2006 году  британские эксперты по защите информации, указавшие в своем отчете, что на каждых 14 жителей Британии приходится одна видеокамера, а к 2016 году нельзя будет находиться ни в одном общественном месте, будь то школа или торговый центр, и при этом не быть под видеонаблюдением. «Как далеко подобная тотальная слежка способна изменить демократическую природу нашего общества?» – задавали они вопрос общественности в интервью BBC.

«ПРОЗРАЧНАЯ» ЖИЗНЬ

Подобные вещи формально объясняются необходимостью борьбы с преступниками и террористами. Но будучи морально принятой обществом, схема всеобщей публичности идет дальше. Так, в прошлом году появились сообщения о разработке корпорацией Microsoft системы, которая дает менеджерам возможность отслеживать работоспособность сотрудников, основываясь на информации об их физическом состоянии. Система использует беспроводные датчики, которые измеряют их пульс, температуру тела и давление, а также фиксируют изменения в мимике и в движениях. Сейчас такие системы уже применяются – но только в отношении пилотов, пожарных и астронавтов NASA. Королевский адвокат и эксперт по законодательству о защите информации в Matrix Chambers Хью Томлинсон сказал тогда в интервью журналистам: «Эта система предполагает вторжение во все возможные стороны жизни работников. Это порождает очень серьезные проблемы в сфере конфиденциальности». А Питер Скайт, представитель профсоюза Unite, сказал: «Данная система поднимает идею слежения за человеком на рабочем месте на новый уровень». В офисе правозащитной организации Information Commissioner выразили мнение, что «такой уровень вторжения в частную жизнь оправдан лишь в исключительных случаях».

Объединяет все эти примеры одно – медленно, но верно, обществу в целях эффективности и безопасности навязывается схема отказа от конфиденциальности. Ведь честному человеку нечего скрывать от других. И никакие стеклянные стены из антиутопий не понадобились – конфиденциальность оказалась под угрозой именно в наше относительно демократическое время, когда, казалось бы, права индивида объявлены высшей ценностью. Причем отказываются от нее абсолютно добровольно – как с помощью собственных действий по созданию личного «цифрового досье», так и соглашаясь с любыми предложениями об усилении инструментов контроля со стороны властей и работодателей. Отказ конкретного человека от личного, неподконтрольного кому-то пространства, в пользу некого всеобщего блага поразительно напоминает отказ страны от протекционизма в пользу свободной торговли, отказ от суверенитета в пользу единых мировых регуляторов. Есть те, кто лучше знает, что нам всем нужно, и им нужно доверять.

НА ПУТИ К ТОТАЛЬНОМУ КОНТРОЛЮ

Какое все это имеет отношение к нынешнему кризису? Права государства на сбор и получение информации о гражданах были в последние годы серьезно морально подкреплены ростом терроризма и преступности. Кризис может стать причиной для тех же самых явлений, но уже в более широком масштабе. Конечно, звучит слишком конспирологически – но вот The Times уверяет читателей, что недавнее собрание небезызвестного Бильдербергского клуба было посвящено этой теме – или страны будут выходить из кризиса трудно и долгие годы, или для быстрого выхода из кризиса миру придется согласиться на определенные рецепты «сверху», гарантирующие экономическую стабильность.

На бытовом уровне, как можно видеть, в опасной ситуации большинство людей между свободой и безопасностью выбирает последнюю. Нынешний кризис еще более ужесточит эту порочную дилемму. Хотя преступность становится меньше вовсе не только тогда, когда каждый сантиметр вокруг под видеонаблюдением, а сотрудники работают честно не только тогда, когда их ЖЖ почитывает начальник. Угроза и контроль – хороший аргумент, но он не сильнее добровольного выбора. Поэтому хотелось бы надеяться, что выход из системного кризиса, в котором оказались сейчас и страны, и бизнес-сообщества, и конкретные индивиды – будет делаться со ставкой на разум, а не на привычное технологическое совершенствование ставки на рефлексы.

rpmonitor.ru

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

http://krisis.in.ua">Мировой кризис в украине курсы валют - Выход из кризиса находится ВЫШЕ!
Unable to load Mainlink code. Directory is not writeable!Unable to load Mainlink code. Directory is not writeable!
Unable to load Mainlink code. Directory is not writeable!